ГОЛОС

У нас услышишь голос Божий

  1. Бог говорит в тишине

Внешнее и внутреннее молчание – необходимое условие для молитвы и духовной жизни в целом. Молитва – разговор, потому что, во-первых, в котором нам предлагается слушать то, что Бог говорит нам. В молитве в первую очередь должен говорить не человек. Молитва –  первое открытием Слова Божьего. К тому Бог говорит в тишине. В Святом Писании говорится, что на улице не слышен Его голос. И из за того, что Бог говорит в тишине, необходимо найти внутреннюю и внешнюю тишину. Бог говорит в тишине, потому что они не желает нарушать свободу человека. Крик – выражение насилия. Чем этот крик громче и чаще, тем больше насилия.

В наших отношениях есть часто много насилия, связанного с оказанием давления друг на друга, повышением голоса и криком. Мы пытаемся оказать психологическое давление с помощью шумной и хаотичной болтовни с другими. Но Бог крик не использует.

В ощущение внешней и внутренней тишины, мы можем войти комфортно только в свободе. Если вы хотите, чтобы такое молчание оказало положительное влияние на нас, вы должны принять его добровольно. Нельзя ближнего принудить к внутреннему порядку. Если кого-то, заставим замолчать снаружи, это будет плохое молчание, потому что оно будет результатом формы насилия. Применение насилия легко рождает бунт. Свобода во внешней тишине и внутреннем спокойствие это условия молитвы. Наша молитва может развиваться только в условиях большой свободы. Свобода есть молитва – определённое, мы можем сказать - пространство в человеческом сердце, в которое входит Бог. Если человек не доверит Ему своей свободы, не отдаст свою волю Богу – молитва невозможна.

  1. Шум современной цивилизации.

Следует отметить, что современная цивилизация характеризуется сильными внешними раздражителями, постоянно на нас действующими. Эти стимулы видны даже в средствах массовой информации. Они не только сильные, но иногда даже жестокие. Во многих программах, присутствует не только много крика и шума, но и физическое насилие: причинение страданий, убийства, насильственные сексуальные сцены.

Почему средства массовой информации сегодня часто показывают, насилие, иногда даже извращение? Потому что человек становится нечувствительным к ежедневным, нормальным раздражителям. Тихая, тонкая история о человеческой жизни, о человеческой любви уже не может впечатлить типичного зрителя. Такие стимулы, как правило, слишком слабы. От таких программ больше нельзя получить прибыль.

Отсюда применение насилия и извращения. Папа Йоанн Павел II в своем Послании к семьям говорят, что некоторые элементы нашей цивилизации больны. Конечно, очень плохо что в нашей цивилизации так часты в СМИ сцены насилия, жестокости, изнасилований, криков. Когда зрители в течение длительного времени находятся под влиянием только таких сильных образов, то теряют чувствительность. Мы больше не в состоянии услышать или себя или другого человека. Мы просто не в состоянии слушать.

Болезнь нашего времени – неумение слушать. Мы не можем слушать друг друга, потому что мы носим в себе какую то большую тревогу, что делает нас нечувствительными к себе и другим. Проведение времени во внутренней и внешней тишине тишине в этой ситуации может оказаться чем-то очень трудным; Это может быть просто болезненным опытом. Если мы привыкли к постоянному шуму и крику – это становится устоявшимся образом жизни. Хотя мы устали от этого стиля, мы  не знаем, как от него оторваться. Это форма наркотика, который принимаем каждый день. Алкоголик несмотря на все муки от злоупотребления алкоголем, не может жить без него. Когда он пытается бросить пить, испытывает очень сильный голод. Для многих из нас внутренняя и внешняя тишина может быть сложным опытом. Мы на самом деле иногда даже зависимы от шумных звуков а также цветынх и живых образов нашей цивилизации.

В тишине и спокойствии нашей внутренней и внешней среды мы можем осознать кто мч на самом деле. Проявляется тогда наше раньше нам неведанное внутреннее беспокойство, чувство обиженности, печали несправедливости, большое чувство вины, гнева или даже агрессии по отношению к другим, комплексы неполноценности или наших больных амбиций. Когда мы входим в более глубокое молчание внутренней и внешней тишины, эти и подобные чувства нападают на нас иногда как стервятники. В тишине оказывается все, что мы раньше подавляли криком, шумом, внезапными и сильными ввпечатлениями, вызванными искусственными звуками и изображениями.

Я некогда смотрел польский фильм о матери-одиночке, потерянной и нервной женщине. Я помню его с одной конкретной сцены. В порыве откровенности, эта женщина сказала своему другу: Да, я хотела бы уехать на две недели, чтобы отдохнуть где-нибудь в тишине. Хорошо знавша её подруга сказала – Ты в тишине, целых две недели? Ведь ты пять минут не выдержишь одна.

Часто мы жалуемся на переутомление, усталость, нехватку времени. Но это только видимость. Говоря в самом деле, как это ни парадоксально, наше переутомление и усталость часто очень нам очень помогают. С одной стороны, мы жалуемся на усталость и переутомление, а с другой стороны, мы не знали, что делать со временем, когда оно в избытке. Проведение свободного времени, которое внезапно падает с неба оказывается для нас не раз серьезной проблемой. Часто мы не можем расслабиться, мы не можем ни о чем подумать, мы не можем спокойно встречаться с другими людьми, с Богом. Мы убегаем в просмотр аудиовизуальных программ, в дешевое чтиво. Иногда так быстро устаём от разговора с Богом, с людми, уставшие от нас более глубокая мысль о нашей жизни. Для многих из нас ежедневная суета – очень хорошее алиби, чтобы не войти в себя и не узнать, что именно мы, и чем мы на самом деле больны.

Молчание – уход от этого алиби. Заведите тишину, чтобы остановить обман. Вот почему для многих людей молчание может быть трудным и даже болезненным. Тишина – шанс на то, чтобы открыть правду о нашей человеческой жизни, правду об источнике нашего недовольства, правду об источнике наших потерь; с другой стороны, молчание это специальная возможность поиска и выхода из нашей запутанной ситуации.

Бог говорит в тишине. Устами пророка Осии Яхве говорит: Посему вот, и Я увлеку ее (невесту), приведу ее в пустыню, и буду говорить к сердцу ее. (Ос 2: 14). В самом начале затвора я прошу Бога войти в наши уединененные сердца, в которых есть призыв к молитве. Будем молиться, чтобы мы позволили Богу вывести нас в пустыню, где мы хотели бы услышать его голос.

На затворах в более широкой компании атмосфера концентрации и тишины будет зависеть от всех; это будет взаимный дар всем от всех. Стены домов не могут предложить нам тишину.

В общине все её дарят друг другу. Дар внешней тишины деликатен, так как он требует почти единодушия всех членов сообщества. Внешнее молчание во время духовных упражний сообществ является выражением взаимного уважения друг к другу, это выражение братской любви и знак веры.

  1. подходящее место для медитации

Святой Игнатий призывает вас нарочно отвести некоторое время, чтобы отойти от друзей и знакомых и жить в другом доме. Если это невозможно, нужно хотя бы изменить комнату для проживания.

Для того, чтобы войти в климат расширенной медитативной молитвы, мы обязательно должны найти подходящее место; место, полное молчания, в котором множество внешних раздражителей не будет препятствием для внимания и концентрации. Вы, конечно, можете молиться в шуме улицы.

Вы даже можете медитировать уличную суматоху. Такой опыт, однако, может быть редким и исключительным.

Иди туда, где вы могли бы быть в одиночку - говорит нам К. Тильман – где вас бы вы не беспокоили, в место, которое озаряем миром все, что ее окружает. Возможно, это будет ваше жилище, церковь. Когда вы нашли место, которое излучает мир, остановись в нём.

Подходящее место, для медитации находят с одной стороны, внутренним чувством, с другой стороны, по опыту. Иногда вы должны стараться молиться в разных местах, и путем сравнения практики, чтобы иметь возможность выбрать то, в котором легче всего нам попасть в атмосферу тишины, сосредоточения и мира. Вашего места для такой молитвы мы должны часто искать с терпением в течение длительного времени.

  1. Необходимость духовного направления

Важный элемент затворов Игнатия – индивидуальные беседы с духовным руководителем.

Цель этих переговоров, это конечно, не какая-то форма контроля, психологического давления или снисходительно понимаемой духовной помощи. Игнатий Лойола по своему опыту подчеркивает большую потребность в свободе, щедрости и приверженности к духовной жизни. Если игнатианский метод оказывается для многих людей так очень эффективным, это только благодаря тому, что он относится к человеческой свободе, его благородству и великим духовным желаниям.

Эти вещи просто стали источником усердного стремления найти способ организовать вашу жизнь и в этом поиске и найти волю Божью.

Основной целю духовных отступлений является объективация внутреннего опыта.

В отдельных разговорах нужно посмотреть на себя, как в зеркале. Мы таким образом различаем подлинность нашего слушания Слова Божиего и нашу открытость к нему.

В человеке ведущем духовную жизнь может звучат разные голоса.

Не только вдохновение Бога, вдохновению Святого Духа, но также голос cвоей страсти и вдохновения злого духа.

Потому во время затворов чем с большим будем усилием работать духовно, следовательно, тем больше будет интенсивность этих голосов.

Именно эта большая интенсивность голосов и требует с нашей стороны вдохновения и особенно тщательного распознавания.

Разговор с духовным наставником служит в первую очередь нам самим.

Духовный руководитель имеет лишь вспомогательную роль.

Он может всего лишь помочь в развитии отношений между тем, кто получает Духовные упражнения и Богом.

Это не является существенным ориентиром для верного.

Основная точка отсчета и цель всех стараний для затворов – сам Бог.

Это не редкость, что в течение первой недели Духовных упражнений подопечный спонтанно возвращается к своему, иногда очень болезненному прошлому, возвращается к многочисленным травмам и бессмысленным скитаниям в его жизни.

В эти трудные времена, мы не должны отступать, реколектант не должен остаться с ними одиноким. Пересказ всего болезненного жизненного опыта духовному наставнику должен быть подготовкой для того, чтобы  говорить о нём с большим доверием и внутренней свободой перед Самим Богом.

Идеал духовного руководства предполагает, что теплый прием и прием наставника становится признаком безусловного принятия и любви Бога. Когда мы начинаем говорить, чтобы описать свой внутренний опыт, мы начинаем лучше понимать их.

Уже само произнесение нашего внутреннего опыта, перед кем то другим помогает ему кристаллизоваться, определить, и принимать другую форму.

О чем мы должны говорить конкретно на встречах с духовным наставником во время затворов Игнатия?

Только то, что в настоящее время испытываем в молитве.

О зарождающихся чувствая, мыслях, вдохновениях.

В первых беседах мы кратко представляем себя и наши самые трудные проблемы, которые мы хотели бы поддать действия Божьего Слова и распознанию духовного руководства.

Мы можем начать с того, что для нас самое трудное, как мы сказали бы труднее всего; Вы можете начать с того, что вас больше всего унижает, позорит в нашем собственном сознании.

Таким образом, мы могли бы преодолеть страх себя и чувство опасности.

Но похоже, как молчание затвора, само духовное руководство так же требует нашей полной внутренней свободы и уверенности в правоте нашей духовной жизни.

Однако, не нужно напрягаться и во что бы то не стало начинать с самых сложных вопросов.

Это был бы грех против своей собственной свободы.

Ибо если мы бы в таком состоянии открыли себя, мы почувствуем себя внутренне униженными и застыженными.

Все, что мы делаем в духовной жизни имеет значение только тогда, когда это делается под влиянием внутренней свободы и благородства.

Если под духовным руководством очень боимся говорить о себе, то до полного открытия будет молиться за открытость, искренность и дух веры, которая позволит нам в действиях духовного наставника видеть дела Христа.

Это в первую очередь потому, что именно он предлагает, чтобы помочь нам от имени общины Церкви.

Именно из этой открытости, честности и веры, на молитве спонтанно появится также искренность и открытость в духовном направлении.

Практика показывает, что человек, который действительно искренне молиться о преодолении страхов и открытии духовных упражнений, относительно быстро получает эту благодать.

Великая затворная молитва связана с духовными упражнениями, на самом деле является не только нашей личной работой.

Это тоже большая работа Бога в нас. Это зависит не только от нас, от преодоления наших проблем и страхов. Это также зависит от Бога, который постоянно следит за нами и направлять нас.

Ему также очень дорого наше открытие перед ним.

Когда открываемся перед наставником - это является символом открытости перед самим Богом.

Поэтому мы молимся словами:

Господь Иисус, мне не только дорога Твоя любовь, но также моя любовь дорога Тебе.

Дай мне благодать искренности и открытости по отношению к Слову Твоему. Внутреннее убеждение, что Бог работает в нас, может быть источником большого мужества на протяжении всего опыта отступления, а также в отдельных переговорах.

Если во время отступления рождаются какие-то особые чувства к духовнику, что они мешают, то в большой внутренней свободе, мы призваем тогда различить их источник.

Такое представление чувств необходимо особенно, когда они не дают нам покоя, постоянно вмешиваются в молитве.

  1. Оставьте все заботы

Игнатий знал, что плодовитость молитвы зависит не только от внешнего молчания, разговора с наставником или от хорошего места, но прежде всего от отношении человеческого сердца. Важным условием, которое ставит отец Игнатий для Духовных упражнений является свобода  от забот внутренней свободе от влияния внешней среды.

Подопечный - говорит Игнатий – продвинется в упражнениях тем дальше, на сколько сможет удалиться от всех друзей, от всех мирских забот.

К Тильман советует: Освободитесь, оставте все заботы, обязанности, усилия, спешку и активность.

И будьте даже более свободными от тревоги, внутренних дискуссий, мыслей, проектов, всех планов действий. Чем искреннее вы избавитесь от всего этого, тем больше вы избавляетесь от самих себя и погрузитесь в медитацию. Освобождение от волнений повседневной жизни позволяет подопечному с большей доступностью и щедростью принести в жертву Богу во всей своей воле и свободе к Богу как Его Величеству своей личности и всех владений, которые он использовал, по Его святейшей воле. Говоря другим языком, внутренний мир и освобождение от того, что занимает наше сознание, необходимо, чтобы суметь слушать Слово Божье.

Приступив к организации своей жизньи, к поискам и нахождению воли Божьей в духовных упражнениях, мы не можем начать, однако, от самоанализа наших беспокойств и наших проблем. Мы не можем обратиться к нашим первым человеческим способам и методам. Начиная молитву с самого себя и своих проблем рискуем, что мы найдем именно наши собственные решения. П. Ван Бреймен, известный проповедник в Западной Европе и в Соединенных Штатах, всегда в начале своих затворов призывает rekolektantów чтобы проблему, с которой приехали, спрятали в шкафу. Слово Божье само покажет нам в один из дней затвора как вытащить его.

Наши проблемы с которыми мы хотели бы справиться в свете Слова Божьего, как правило выглядят несколько иначе. Часто решение, если на него посмотреть в свете Слова, становится очевидным и простым. Иной раз, проблема исчезает. Иногда бывает, однако, и так, что затворник учится, что его проблема гораздо серьезнее, чем он думал и думал. И та, которую принес с собой, оказывается лишь заменой глубокой проблемы, которой до сих пор не мог или не хотел видеть. Мы не в состоянии раскрыть суть наших проблем, не зажигая Слова Божьего. Благодаря Слову Божьему, мы обнаруживаем, что наши проблемы не только наши, но и они становятся проблемами Бога. Ибо решения приходят только от Него и через Него.

Плодотворность Духовных упражнений очень тесно зависит от нашей внутренней свободы и открытости и щедрости к Богу. Присоединение к затвору в позе закрытия, духовной скупости, без глубокой приверженности и щедрости может помешать достижению желаемого плода.

источник:

- Йозеф Августин SJ: Затворные рассуждения

K началу